ЛФК от панических атак и ХЕГБ — вымысел? Факт!


Часто встречаю случаи, когда пациентки (именно женщины) 25-45 лет жалуются на частые головные боли, тревожность, депрессивность, панические атаки, в анамнезе при этом имеют различные нарушения в шейном отделе позвоночника: протрузии, грыжи, извитость позвоночных артерий, скованность и болевые ощущения в шее.
Подбираем гимнастику, опираясь на ситуацию в нижележащих отделах позвоночника, так как традиционные ЛФК с движениями головой, как правило, в таких случаях ухудшают ситуацию. Я даю упражнения выполняемые лежа на средние, крупные суставы ног, пресс, гибкость поясничного, грудного отделов позвоночника, скрутки без поворотов головой. Если же в грудном и поясничном отделе также имеются нарушения, то выбор упражнений значительно усложняется, поскольку приходится учитывать дополнительные факторы.
Через несколько месяцев занятий (3-6) пациентки отмечают улучшение самочувствия и подъем эмоционального состояния, исчезновение ГБ и ПА.
Писал о таком опыте в комментах ВК к постам о ПА и часто натыкался на недоверие и враждебность, в основном от психотерапевтов.
Недавно на глаза попалась статья на эту тему в журнале «Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова», привожу отрывок, надеюсь, тем самым, будут сняты многие вопросы оппонентов.
«История болезни пациентки с хронической ежедневной головной болью (ХЕГБ), которая проходила стационарное и последующее амбулаторное лечение в Клинике нервных болезней им. А.Я. Кожевникова Первого московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова. Пациентка Л., 43 лет, менеджер, предъявляла жалобы на головную боль, боль в шее, приступы тревоги и ощущения жара, снижение памяти. На момент обращения в клинику не работала. С подросткового возраста отмечались приступы сильной (8–9 баллов по ВАШ), распирающей головной боли (мигрени), левосторонней лобно-височной локализации, сопровождавшейся тошнотой, фото- и фонофобией. Головная боль усиливалась от обычной физической нагрузки. Продолжительность приступов головной боли – до 1 сут, частота – 1 раз в 1–2 мес. Головная боль провоцировалась голодом, недостатком сна, сильным эмоциональным напряжением, менструацией, купировалась приемом цитрамона, уменьшалась или полностью прекращалась после сна. 6 лет назад возникла стрессовая, психотравмирующая ситуация. В течение последних 5 лет наблюдались приступы тревоги, сопровождавшиеся ощущением сердцебиения, нехватки воздуха, «жара», интенсивным потоотделением, ощущением «внутреннего озноба», повышением артериального давления (АД) до 120/80 мм рт. ст. (при обычном АД – 90/60 мм рт. ст.), тошнотой, позывами на стул, учащенным мочеиспусканием и несистемным головокружением. Указанные приступы тревоги (панические атаки) длились до 15 мин и отмечались после стрессовых ситуаций или на ровном эмоциональном фоне. За последние 1,5 года частота указанных приступов увеличилась до 5–6 в месяц, появились эпизоды давящей двусторонней теменно-затылочной головной боли, умеренной интенсивности (5–6 баллов по ВАШ). Данная головная боль (головная боль напряжения) не усиливалась от обычной физической нагрузки, провоцировалась эмоциональным перенапряжением, купировалась приемом комбинированного анальгетика. Приступы мигрени стали возникать 1–2 раза в месяц. Год назад у пациентки остро развилось системное головокружение, которое сопровождалось однократной рвотой и шумом в ушах и продолжалось в течение 10 дней, из-за чего она была вынуждена находиться в постели (по нашему заключению, – мигрень-ассоциированное головокружение). В течение 10 дней пребывания дома возникали приступы сильной головной боли (мигрени), типичной для пациентки и описанной ранее. На 10-й день головокружения бригадой скорой медицинской помощи пациентка была госпитализирована в городскую больницу, где состояние было расценено как «вертебробазилярная недостаточность». По данным магнитно-резонансной терапии (МРТ) головного мозга очагового ишемического поражения (ишемического инсульта) не определялось. Проводилась терапия мексидолом, кавинтоном, витаминами группы В, на фоне которой продолжали возникать приступы мигрени. После выписки из больницы (через 2 нед.) головокружение полностью регрессировало, но беспокоило ощущение неустойчивости при ходьбе, усиливавшееся на улице. Постепенно участились приступы головной боли напряжения, которые стали практически ежедневными, мигрени – до 2–3 раз в месяц, появилась тянущая, умеренной интенсивности боль в шее. Панические атаки возникали реже (1–2 раза в месяц). Наблюдалось стойкое снижение настроения и повседневной активности. Пациентка стала реже посещать какие-либо мероприятия и меньше общаться с друзьями. Отмечались снижение памяти, повышенная утомляемость. Пациентка была вынуждена оставить работу, так как не справлялась с прежним объемом. Обращалась в различные медицинские учреждения, где устанавливали диагнозы: «синдром вегетативной дистонии», «вертебробазилярная недостаточность», «остеохондроз шейного отдела позвоночника». Получала терапию нейрометаболическими и вазоактивными препаратами (мексидолом, глицином, тренталом), физиотерапию, массаж, однако без эффекта. На фоне терапии эглонилом, карбамазепином, миртазапином, пароксетином возникли побочные эффекты, терапия была прекращена. Пациентка была проинформирована врачом, что лечебная гимнастика противопоказана из-за наличия «остеохондроза и межпозвоночных грыж на уровне шейного отдела позвоночника», установленных по данным МРТ. Эффективность обезболивающих препаратов, принимаемых по поводу головной боли, значимо снизилась, а их доз увеличились до 20 таблеток в месяц. Обследована в Клинике нервных болезней им. А.Я.Кожевникова: пациентка нормостенического телосложения, признаки соматических заболеваний отсутствуют. Обнаружены ограничение объема движений в шейном отделе позвоночника, напряженность и болезненность перикраниальных мышц. При нейропсихологическом тестировании – легкие когнитивные (нейродинамические) нарушения в виде снижения кратковременной памяти, внимания, скорости выполнения заданий. Выявлены средние уровни личностной и ситуативной тревожности по шкале Спилбергера–Ханина, умеренная степень выраженности депрессивных симптомов по шкале Бека, средний уровень зависимости от обезболивающих препаратов по результатам Лидского опросника зависимости, высокий уровень катастрофизации боли. При МРТ головного мозга не обнаружено признаков очагового поражения, при МРТ шейного отдела позвоночника выявлены протрузии межпозвоночных дисков СIII–IV, СIV–V. Пациентка консультирована психиатром, диагностировано тревожно-депрессивное расстройство. Неврологический диагноз: ХЕГБ. Хроническая головная боль напряжения с вовлечением перикраниальных мышц. Эпизодическая мигрень без ауры. Лекарственно-индуцированная головная боль (ЛИГБ). Цервикалгия. Тревожно-депрессивное расстройство. Стационарно, а затем амбулаторно была проведена когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) с модулем образовательной программы, в форме 10 индивидуальных сессий. Пациентка посещала занятия по лечебной гимнастике и релаксации, рекомендовано продолжать занятия самостоятельно, ежедневно по 30 мин. Отменены препараты, вовлеченные в формирование ЛИГБ. Назначен амитриптилин 12,5 мг на ночь в течение 3 дней, с дальнейшим повышением дозы до 50 мг/сут. С учетом наличия астении, депрессивной симптоматики, снижения когнитивных функций, предыдущего опыта плохой переносимости лечения психоактивными препаратами за день до начала терапии амитриптилином начата терапия церебролизином по схеме: 10 мл внутривенно в течение 10 дней. Для купирования приступов головной боли напряжения рекомендован ибупрофен, мигрени – препарат из группы триптанов, но не более 2 таблеток в неделю. Рекомендовано ведение дневника головной боли. Амитриптилин пациентка принимала в дозе 50 мг/сут в течение 3 мес. Через 3 мес лечения частота головной боли уменьшилась до 5 болевых дней в месяц, из них 4 приступа головной боли напряжения были легкой и умеренной интенсивности, при этом 2 приступа купированы методом релаксации и 1 приступ мигрени эффективно купирован триптаном. Боль в шее не беспокоит. При неврологическом осмотре – значимое уменьшение напряжения и отсутствие болезненности при пальпации перикраниальных мышц. Нормальные показатели опросников и шкал, ранее заполнявшихся пациенткой. Улучшилось настроение, отсутствовали жалобы на снижение когнитивных функций. Значимо повысилась повседневная активность. Пациентка смогла вернуться к работе. Продолжает занятия лечебной гимнастикой и релаксацией, посещает занятия по фитнесу.»

Источник: Статья «Лечение хронической ежедневной головной боли с использованием дополнительных и альтернативных методов», Журнал «К Л И Н И Ч Е С К И Е Н А БЛЮД Е Н И Я». Авторы: Головачева В.А., Парфенов В.А., Захаров В.В. Кафедра нервных болезней и нейрохирургии лечебного факультета ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России. 119021, Москва, ул. Россолимо, 11

Яндекс.Метрика